Russian

  English

Шаолиньское Ушу и Шаолиньское Кунг-фу.

发布日期:2015-02-02

Откровенно говоря, я всегда выступал против отстаивания некоторыми людьми термина “Шаолиньское Ушу” в отношении “боевых искусств Шаолиньской школы”, которые, я считаю, правильно должны называться “Шаолиньское Кунг-фу”. Причиной, по которой я часто упоминал боевые искусства Шаолиньской школы как “Ушу насыщенное Чань” как раз является выделение важности термина “Шаолиньское Кунг-фу”. Термин “Кунг-фу” (功夫) первоначально это выражение, рожденное и используемое только в Буддийском Ордене Чань, и значение данного выражения: “особое мастерство которого со временем достигает самосовершенствующийся практикующий”. Например, наблюдая практикующего, занимающегося сидячей медитацией или практикой коан, Чань-Буддист обычно говорит, что данный практикующий занимается овладением кунг-фу. Цель практикующего, который прилагает усилия, чтобы овладеть кунг-фу, двойная. С одной стороны, он хочет освоить боевые искусства. С другой стороны, овладение боевыми искусствами является одним из требуемых условий для окончательного просветления, которое может превратить его в просветленного, чей дух полностью отличается от духа мирского человека. Монастырь Шаолинь – место рождения Буддийского Ордена Чань. Для его послушников практиковать Шаолиньское кунг-фу является обязательным, так как практика Шаолиньского кунг-фу – это составная часть его программы самосовершенствования. В этом смысле, практика Шаолиньского кунг-фу должна надлежащим образом упоминаться как “Ушу насыщенное Чань” или как “объединение Ушу и Чань”. Разумеется, не все, кто практикует Шаолиньское кунг-фу, занимаются программой самосовершенствования или овладением кунг-фу. И есть, возможно, случаи, когда Буддийский монах, живущий в Шаолиньском монастыре, постоянно практикующий Шаолиньское кунг-фу, не обязательно относит себя к самосовершенствующимся. Сущность вопроса лежит в том, действительно ли он намеревается достичь просветления. Ни один из настоятелей монастыря не вправе принудить всех практикующих Шаолиньское кунг-фу одновременно практиковать и самосовершенствование. Не может настоятель также и приказать монахам, живущим в монастыре, чтобы их отношение каждого из них к практике Шаолиньского кунг-фу было абсолютно таким же, как у него при практике самосовершенствования. Однако одну вещь, я хотел бы прояснить: отношение индивидуума к практике Шаолиньского кунг-фу может ярко представлять результаты его тренировок кунг-фу. При итоговой оценке, отношение индивидуума к своим тренировкам Шаолиньского кунг-фу тесно связано с его собственной моралью. Мастер кунг-фу должен быть благородным мужчиной или женщиной. Иначе он может использовать свое кунг-фу и физическую силу для притеснения слабых.

Перевод: Вячеслав В. Марков

Источник: Монастырь Шаолинь, официальная статья