Russian

  English

"Духовное и физическое"

 

Досье:

Вячеслав Рогов, основатель и председатель правления центра боевых искусств «Дамо».


Карьера: окончил Московский государственный университет культуры и искусств по специальности «культурология». В настоящий момент готовится к защите кандидатской диссертации по психологии в Российском государственном университете физкультуры и спорта. Еще в школе начал заниматься каратэ. После службы в армии обучался техникам цигун и тайцзицюань. Ученик настоятеля Суньшанского Шаолиньского монастыря, преподобного Ши Юнсина. В 1999 основал центр изучения традиционного боевого искусства Шаолиньского монастыря ‒ центр боевых искусств «Дамо».



Цитата: «Философия наших занятий – создать внутренние структуры, научиться ощущать, как ты проецируешься на окружающий мир».



Стать мастером:

«Дамо» – это сокращенное китайское имя Бодхидхармы, основателя чань-буддизма, который принес это учение из Индии в Китай. Он считал: чтобы достичь гармонии внутри себя и найти ее в окружающем пространстве, человеку нужно развиваться и физически, и духовно, и эмоционально.

Есть мнение, что в центре, где представлено много направлений – йога, цигун, танцы, оздоровительные и дыхательные практики, медитации и т. д., – ничему толком не научишься. Всем новичкам мы предлагаем сходить, например, на урок айкидо, или на ушу, или на цигун, чтобы понять, что им ближе. Первое занятие у нас, кстати, бесплатное.

Мастер боевых искусств на Востоке должен быть и поэтом, и художником, и каллиграфом. И только малая доля его умений – хорошее владение своим телом.

Чтобы стать мастером, надо усвоить простые, но важные морально-этические нормы. Не курить, потому что на уровне энергетики никотин забивает горловой центр и курящий человек уже не надежен – он может обманывать… Не употреблять алкоголь, который разрушает печень – орган действия. Пьющие люди часто не могут сделать того, о чем сами говорят, у них нарушена энергетическая структура. Не ругаться нецензурными словами, которые вредят всей психоэмоциональной сфере. Приветствуется наличие семьи. Как ты будешь учить других детей, если у тебя своих нет или ты ими почти не занимаешься?

Когда меня спрашивают, как я питаюсь, я отвечаю: «Просто не ем то, что бегало, прыгало, летало и ползало. Все остальное, в том числе произведенное живыми существами – молоко, сыр, творог, сметану, – я ем. Посмотрите, как монахи ведут себя, как они занимаются, какие потрясающие вещи делают. Но они же действительно не едят убиенную пищу. Все остальное – пожалуйста».


Люди:

Наши ученики представляют разные социальные слои. Мы решили, что у нас будет невысокая стоимость занятий (около 300 рублей ‒ ниже, чем в среднем по Москве) и много социальных проектов для людей, у которых нет возможности платить. Четыре раза в неделю проходят бесплатные занятия, куда могут придти столько людей, сколько вместит зал.

Люди приходят к нам как к себе домой, они приносят с собой какие-то пирожки, устраивают чаепития. И самое главное, что получают инструкторы, – это улыбка, благодарность и теплота, которая иногда гораздо важнее, чем материальное участие. Да, мы аренду сейчас не вытягиваем – мне просто помогают те, с кем я индивидуально занимаюсь, кому помог разобраться со здоровьем. Есть преуспевающие бизнесмены, которые приходят на занятия и через некоторое время говорят: «Чем мы можем помочь?».

Так что во многом это пока спонсорская история, которая, надеюсь, со временем превратится в социальный проект.

На занятиях в 12 часов бывает много пенсионеров, которые узнали, что в этой стране кто-то готов с ними заниматься. Много детей из многодетных семей, которые тоже могут не платить.

Бизнесмены приходят, чтобы снять стресс. С этим легко справляются тайцзицюань и цигун. Через месяц человек уже владеет простыми приемами и способен самостоятельно привести себя в порядок.

В каком-то плане интересней работать с обычными, среднестатистическими людьми, которые, в отличие от топ-менеджеров, могут заниматься регулярно. Многие приходят, чтобы банально научиться драться. И мы потихонечку, по чуть-чуть объясняем, что на самом-то деле нападать ни на кого не надо, что совершивший первый шаг – уже проиграл. Важная ментальная перестройка: не я первый нападаю, а я учусь хорошо защищаться. Этот принцип заложен во многих боевых искусствах.

Подростков надо учить уважению женского начала. У женщин, давно разочаровавшихся в мужчинах, на тренировках открываются глаза: оказывается, нормальные мужчины-то есть, и вот они, рядом.

Некоторые, кстати, в нашем центре находят друг друга – по созвучию, благодаря занятию общим делом. Ведь почему пары расходятся? А у них нет ничего общего! У них нет точек взаимопроникновения.

Вот чтобы парам таким помочь восстановиться, мы учим их общаться друг с другом. Я считаю, что идеальные взаимоотношения строятся из простых бытовых мелочей, понимания. Большую роль играет телесный контакт. Когда мужчина входит в женщину, он должен понимать, что погружается в огромный мир женской (иньской) энергии.

Женщина с ее иньской энергией – это, в общем-то, олицетворение земли, планеты, на которой мы живем. Мужчины с их небесной, яньской энергией здесь существа пришлые. Их это погружение иногда страшит. Потому что чем глубже, тем больше обязанностей ты должен исполнять, слушать, понимать. Они все время хотят ускользнуть. А удержать их можно только энергией. Если у женщины она распылена, если она ей не владеет, то ей нечем удержать мужчину.

Друг по другу «стучать» в нашем центре не принято, потому что это уже вхождение в поле энергетики другого человека. В монастыре монахам часто лет по 10‒15 настоятель не разрешает работать в контакте, пока у них не появится уважение энергетики другого человека. Потому что банальный удар – это прежде всего пробивание энергетического поля, а уж потом – физическое воздействие. Вначале нужно построить свой мир, почувствовать уважение к другому человеку, чтобы не нарушать его энергетику.

На видном месте у нас висит икона, которой один из наших инструкторов, батюшка Сергий, благословил центр. Но мы не пропагандируем никаких религиозных направлений, среди учеников есть и иудеи, и мусульмане, и православные, и буддисты. Ведь главное – какой ты человек, а вероисповедание – это твои личные отношения с богом. 


Новые правила жизни:

Я буддист, поэтому к тому моменту, я когда стал учеником настоятеля, образ жизни монастыря как бы уже жил во мне.

Веселая история была, когда учитель приезжал со своими монахами в Москву. В одном ресторане нас очень тепло встречали. Когда уже все наелись, на столах оставалось еще очень много еды. Настоятель сказал: «Вы должны есть столько, сколько есть», ‒ и они продолжили есть. Смысл здесь в беспрекословном подчинении учителю, но главное – в уважении к тому, что приготовили для тебя другие люди.

Это было первое откровение, сейчас для меня уже не самое главное. Но девочкам, которые у нас обучаются боевым искусствам, я часто говорю, что, возможно, путь понимания, уважения к другим людям начинается именно с еды. Вот приготовленный вами салат: какую эмоцию, энергию вы в него вложите, таким ваш мужчина и будет. Хотите, чтоб он стал президентом, ‒ он будет стремиться и достигать этой цели. Станете готовить с чувством полнейшего отрицания – он никогда никем не станет.

Другие правила касаются отношения к своему телу. Как его уважать, понимать, чувствовать. В чань-буддизме этому уделяется очень много внимания. Ушу, кстати, построено на занятиях с физическим и духовным телом, которые вместе дают гармонию. Если ты занимаешься какими-то социальными делами, обязательно в течение дня удели время своему телу, хоть подыши, если нет сил двигаться, но что-то сделай.

Третье ‒ это отношение к другим людям. Тут я тоже учусь у настоятеля: когда мы приезжаем к нему, он, несмотря на то что у него масса забот, обязательно уделит внимание, встретит нашу группу, тепло с нами поговорит. Я вижу, что он проявляет такую человеческую любовь ко всем, кто к нему приходит. Так и надо жить.

В Шаолиньский монастырь стремятся попасть миллионы людей. И я рад, что теперь могу возить туда своих учеников. А раньше ко мне присматривались – такой ли я, каким себя представляю. В 1999 году мы попросили, чтобы в наш центр приехал монах из монастыря. Это случилось только через два года, хотя разрешение настоятеля мы получили сразу. Они ждали, пока мы сами не проявим свою жизнеспособность. Заявиться и сказать: «Вот он я!» ‒ недостаточно. Надо показать, что ты можешь. Я считаю, что это правильный подход.

Статья журнала "Free Тайм" (08.2011г.)